Хочешь мира — готовься к войне

Поделиться в социальных сетях:

abosru.net

Борис Вишневский из "Яблока" в который раз предъявляет публике кажущийся ему неотбиваемым аргумент за участие в голосовании: любое снижение явки никак не опасно для власти, поскольку по действующему закону порога явки не существует. Борис Вишневский и другие лидеры "Яблока" продолжают упорно делать вид, что смена власти может произойти только "по закону". Возможность смены власти "не по закону" они не рассматривают в принципе. И как бы не замечают, что возможность смены путинской власти "по закону" давно вообще не рассматривается никем, за исключением лидеров "Яблока". Ну не могут люди понять, что бьют не по закону, а по морде.

Еще один аргумент, представляющийся Борису Вишневскому неотбиваемым — снижение явки повышает относительный процент голосов за Путина. Вот процент явки не имеет никакого (даже неформального) значения для самочувствия власти, а относительный процент голосов за Путина очень даже имеет. И как только либеральная оппозиция получит процентов тридцать, Путин сразу начнет учитывать ее мнение. Прямо по Ксении Собчак образца 2012 года: не менять власть, а влиять на власть.

Спору нет, если бы Ксения Собчак и Григорий Явлинский получили по 15% голосов (а Вишневский дерзко мечтает даже о 20% на каждого "оппозиционера"), это не могло бы не повлиять на ситуацию в стране. В каком направлении — это уже другой вопрос. Но пресловутая "стабильность" была бы нарушена. Однако любому непредвзятому наблюдателю сегодня очевидно, что это невозможно. К тому есть две группы причин.

Первая группа причин — объективного характера. В стране реакция. Разгул мракобесия. Что-то вроде "маккартизма по-русски". Он замешан на великодержавном шовинизме, имперском реваншизме, агрессивной вражде к Америке и Западу. Квинтэссенция всего этого — крымнашизм. Пока серьезное ужесточение санкций или очевидный катастрофический внешнеполитический провал не вернет россиян к реальности, этот дурман не рассеется и возможности либеральной оппозиции достучаться до общества будут оставаться весьма ограниченными.

Вторая группа причин — субъективная. "Яблоко" и другие старые либеральные команды безнадежно проиграли историческую битву за исключительное право представлять "демократически, европейски ориентированных избирателей". Они так и не вышли за пределы узкой, элитарной и достаточно глубоко интегрированной в существующую систему традиционной "либеральной тусовки". Почему, отдельный вопрос. Но это медицинский факт.

Пробудить к политической активности новые общественные группы, найти язык, понятный в том числе и части вчера еще вполне лояльных режиму, но разочаровавшихся в нем граждан, пока смог только Алексей Навальный. Это объективно превращает его в неоспоримого лидера демократического лагеря, а Ксению Собчак и Григория Явлинского — во всего лишь его спойлеров.

Поскольку сторонники Навального "бастуют" в любом случае (сейчас это единственно возможная для них тактика), максимум, на что могут рассчитывать Собчак и Явлинский, это по два-три процента. Вот и думайте, кому выгодно, чтобы они "напугали" Кремль, показав ему такой процент.

С другой стороны, массовое уклонение избирателей от участия в голосовании тоже является достаточно громким сигналом о неблагополучии ситуации. Как минимум ничуть не менее громким, чем голосование за дозволенных либеральных кандидатов. А при определенных условиях и более громким. И сколько бы сторонники власти ни надували щеки, доказывая, что неучастие не равнозначно недовольству, всем понятно: если на фоне недобросовестного устранения политических конкурентов растет число людей, не участвующих в голосовании, это означает рост числа людей, отторгающих существующую систему как таковую. Отторгающих навязываемые этой системой правила.

В этом, кстати, заключается одно из важнейших преимуществ Навального перед системными, статусными оппозиционерами. Он бьет по главной "скрепе" путинской системы власти — всеобщему конформизму. По всеобщей готовности покорно подчиниться правилам, установленным жуликами и бандитами. Собчак и Явлинский эту "скрепу" благоразумно обходят.

Сейчас решающее значение будет иметь не количество процентов проголосовавших за оппозицию или пробойкотировавших выборы, а качество этих процентов. Их способность к сопротивлению. В том числе и в форме массовых кампаний гражданского неповиновения. Для такой способности необходима отсутствующая ныне в обществе "культура неповиновения", "культура отказа". Линия Навального формирует эту культуру. Линия Собчак-Явлинского формированию такой культуры препятствует.

Линия Навального направлена на повышение в обществе степени неприятия путинского режима, степени непримиримости к нему. Да, это линия на повышение градуса конфронтации, на политическую поляризацию. Именно это, а отнюдь не только примитивная политическая ревность, заставляет и Собчак, и Явлинского всеми силами противодействовать "линии Навального". Они не хотят поляризации. Они не хотят нарастания конфронтации. По той простой причине, что все эти вещи чреваты революционной развязкой. Они не хотят революционной развязки.

Вот этим, а не нюансами декларируемых программ, в которые никто никогда не вникает, отличается движение Навального от команд Собчак-Явлинского. Сторонники последних — это те, для кого революция по-любому хуже Путина. Для кого существование в условиях "режима русского маккартизма" не является нестерпимым. При всех своих эстетических разногласиях с ним, они достаточно удобно в него встроились и рисковать этим своим положением отнюдь не склонны. Сторонники Навального — это те, для кого нынешний режим стал именно нестерпим. И они готовы идти на риски, создающиеся любой революцией.

Я вовсе не считаю путь "перегруппировки элит" и очередной управляемой (или полууправляемой) "оттепели сверху", на который возлагают все свои надежды системные либералы, фатально исключенным для России. Однако единственный способ заставить нашу безмерно циничную, но далеко не тупую элиту хотя бы рассмотреть возможность такого варианта — это создать для них революционную угрозу. Как говорится, хочешь мира — готовься к войне. И бери на себя риски. Навальный эти риски на себя берет. Собчак и Явлинский — нет.

И в заключение. Рассмотрение аргументов Бориса Вишневского было бы неполным без упоминания заманчивых перспектив второго тура, которые он перед нами рисует. Любопытно, чем лидерам "Яблока" стало бы легче от второго тура, в который вышли бы Путин и престарелый клоун Жириновский, периодически призывающий сбросить атомную бомбу ну хоть на кого-нибудь. К чему бы тогда призвали лидеры "Яблока"? Какую из двух фракций "партии власти" они объявили бы "более прогрессивной" или хотя бы "меньшим злом"? Впрочем, этот риторический вопрос с моей стороны — конечно же лукавство. Потому что я знаю на него ответ. Да и все знают. Помните, как в Германии социал-демократы голосовали за Гинденбурга, чтобы не допустить к власти Гитлера?


Эта запись была опубликована в рубрике kasparov.ru.

Оставить комментарий