Особенности национальной охоты на электорат в средней полосе

Поделиться в социальных сетях:

abosru.net

Меня поражает, что наши либералы ведут свои электоральные кампании, как будто у нас даже не 3%, а 1%-барьер при выборах. Вот в предвыборном клипе Собчак она восклицает: "Нет государства – есть люди!", и я полагаю, что это – идеальный слоган для той "настоящей правой партии", которую у нас ждут уже две дюжины лет (с начатого в феврале 1994 года проекта Гайдара). Только недавно Латынина сказала, что ждет от Собчак именно этого – создания "настоящей правой партии".

Эта концепция принадлежит баронессе Тэтчер, из жакета которой вышел весь российский либерализм. Сорок лет назад она сформулировала: "Общества – нет, есть отдельные люди". Сказать, что нет государства, т.е. Великобританского королевства, она бы не могла, ее бы не поняли… А про то, что нужно отказаться от социальной солидарности (что и есть центральный пункт любых "настоящих правых") поняли правильно, и благодаря этому она правила 13 лет.

Доктрина о мозаичности социума имеет глубокую обоснованность. Речь идет о том, что посттрадиционное общество значительно диссипировано и состоит из множества ценностно и культурно разобщенных микрогрупп, у которых почти нет общих интересов. Более того, они очень часто антагонистичны. И не только из-за экономики, но и из-за разной степени дистанцированности от традиционализма (социокультурной архаики).

Но вот именно государство – есть. Как институт, способный принуждать общество к лишением и утратам во имя некоего "проекта", во имя дальних стратегических целей. 
Например, английское общество было весьма обрадовано Мюнхенским компромиссом 80-летней давности – оно не хотело умирать ни за чешские Судеты, ни за польский Коридор или Данциг. 

В июле 1940 года, после капитуляции Франции и ее перехода на сторону рейха, для Британии вообще исчез военно-политический смысл продолжения войны. Континент был потерян, но на колонии рейх не претендовал. Легко представимый компромисс (который в мае 1941 и вез Гесс).

Но целью войны Черчилля было именно уничтожение рейха вообще. Как правильно сказал дедушка депутата Никонова осенью 1939 года, "для Англии и Франции война с Германией – эта идеологическая война" (тогда наркоминдел Молотов был категорически против идеологических войн). 

Париж из борьбы выпал, но Лондон остался…

И американскому обществу война с Японией и Великогерманией были не нужны. Смирились бы с тем, что Токио получает весь Китай и Индокитай, а Берлин – континентальную Европу. Зато за Вашингтоном остается вся Латинская Америка, Филиппины и бывшая голландская Ява (Индонезия). Вполне возможно обеспечивать рынки для отменного экономического прогресса.

Но государство в лице "клики Рузвельта" втягивает страну в войну на два фронта. А потом "клика" его преемника Трумэна – в Первую Холодную войну, хотя хорошо бы США переварить доставшуюся им Западную Европу и богатейшие прибрежные районы Китая.

Вот чем отличается государство от общества. Остается вопрос: спичрайтеры кандидата Собчак до конца понимают смысл тезисов, которые они ей подбрасывают?

И еще. Все-таки большинство избирателей (99,999%) хочет справедливого (вариант справедливого и честного) государства, но не его ликвидации.

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены


Эта запись была опубликована в рубрике kasparov.ru.

Оставить комментарий