А Мефистофель не восстановлен до сих пор…

Поделиться в социальных сетях:

abosru.net

2,5 года назад город потряс скандал: злоумышленники сбили горельеф Мефистофеля на Лахтинской улице. Общественность возмущалась, митинговала и даже создала специальный комитет по его спасению. Мефистофель однако ж до сих пор не спасен. “Город 812″ обнаружил связь между разрушителями горельефа и теми, кто его спасал.

Напомним, история началась с того, что 26 августа 2015 года промышленный альпинист сбил горельеф, изображающий крылатого демона, с дома № 24 по Лахтинской улице. Практически сразу возникло подозрение, что сделано это по инициативе прихожан строящейся напротив церкви Ксении Петербургской: демон недобро ухмылялся, глядя сверху вниз на храм Божий.

Об инциденте стало известно благодаря неравнодушным местным жителям. К делу сразу подключился избранный от этого округа в ЗакС яблочник Александр Кобринский, а следом и другие оппозиционные депутаты. Публика возмущалась наглым преступлением – среди бела дня злодеи отбивают горельефы от памятника архитектуры, тем более по религиозным мотивам. Большой резонанс не позволил полиции замять дело, и виновные были найдены довольно быстро. Оказалось, что машину, вывозившую осколки Мефистофеля, заказал глава Петроградского отделения “Единой России” и местный муниципал Андрей Бреус, который якобы случайно проходил мимо, увидел мусор и распорядился его убрать. Вскоре нашелся и заказчик уничтожения – безработный Василий Щедрин. Он тоже проходил мимо, ему показалось, что горельеф может обрушиться на головы, и он вызвал альпиниста.  Хотя разрушение памятника (а дом с Мефистофелем – выявленный объект культурного наследия) – это уголовное преступление, безработный раскаялся, выплатил Жилкомсервису компенсацию 600 тысяч рублей и поскольку, по мнению полиции, не имел преступного умысла, избежал наказания.

После этого появился Комитет спасения Мефистофеля, в который вошли правнучка создавшего дом архитектора Лишневского Елена Турковская, скульптор Павел Игнатьев, несколько журналистов, а также депутаты-яблочники Борис Вишневский и Александр Кобринский. Общественность стала искать  пути спасения Мефистофеля. Проблема состояла в том, что КГИОП не имеет бюджета на ремонт памятников, если они являются жилыми домами, – ими на общих основаниях занимается Фонд капремонта. Поэтому де-юре приделать горельеф обратно иначе как в рамках капремонта фасада нельзя. По программе капремонта такие работы запланированы на 2021–2023 годы. Попытки добиться приближения сроков капремонта (такое возможно) оказались безрезультатными.

В конце концов КГИОП выдал задание на ремонт Мефистофеля ООО “Восстановление”, но к работам оно не приступило. Общественность подозревала, что на него надавили сверху и велели спустить все на тормозах. Глава компании Сергей Треполенков отвечал, что денег нет, а бесплатно он работать не может. Хотя общественность готова была собрать деньги. “Город 812″ подробно писал об этом. На этом все и остановилось.

Однако теперь “Город 812″ выяснил, что между одним из спасателей Мефистофеля из партии “Яблоко” и одним из двух участников его уничтожения, муниципалом-единороссом Андреем Бреусом, существует связь.

В 2012 году брат Андрея Бреуса Артур и мама Галина Леонидовна были приняты в Приморское районное отделение партии “Яблоко”. Жена Андрея Бреуса, Инна Нарышкина, в тот же день вступила в Петроградское отделение этой партии.

Все они происходят из Петроградского района, вотчины спикера ЗакСа Вячеслава Макарова. Галина Леонидовна возглавляла фонд “Мария”, который получал подряды от петроградских муниципалитетов. Семейные связи фонда и единороссов во всех скандальных подробностях описывались в прессе. Инна Нарышкина являлась тогда финансовым директором этого фонда, а сейчас она работает в администрации Петроградского района. Все они были приняты в партию “Яблоко” одним решением ее бюро от 25 мая 2012 года.

В это время в “Яблоке” шла борьба. Группа сторонников Григория Явлинского, в которую кроме него самого входили Александр Кобринский, Борис Вишневский, Михаил Амосов и другие, выгоняли из партии обвиненного в “пособничестве фальсификаторам” Максима Резника сотоварищи.  Чтобы победить Резника, им нужно было большинство на партконференции, а для этого – наполнить партию своими людьми, которые изберут на эту конференцию правильных делегатов.

Так в Петроградскую районную организацию, которую возглавлял Александр Кобринский, вступило 154 новых члена, включая Нарышкину. В Приморскую – 19, включая двух Бреусов. Этим список странных людей, попавших тогда в “Яблоко”, не ограничился.

15 сентября того же 2012 года в Петроградском районе прошло отчетно-выборное собрание первичного отделения “Единой России” № 1352. Информация о нем сохранилась на федеральном сайте “Единой России”, хотя и исчезла с городского. Там избрали Андрея Бреуса председателем и торжественно приняли в партию новых членов: Сергея Царегородцева, Константина Агапова, Антона Капралова, Глеба Соловьева и Александра Родникова. А Юлию Потапову и Александру Васильеву наградили почетными грамотами. Как вы уже, наверное, догадались, пятью месяцами ранее все эти люди стали членами “Яблока” в Петроградском и Приморском районах. Более того – вскоре Инна Нарышкина и Юлия Потапова стала зампредами Петроградской районной организации “Яблока”.

Как в рядах партии оказались родственники разрушителя Мефистофеля и другие единороссами? Ответ кроется, видимо, в связях Александра Кобринского с лидером единороссов и спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым. Считается, что эта связь возникла в момент избрания Кобринского депутатом. В 2011 году, когда он попал в ЗакС, Петроградская сторона была разделена на два округа: 40-й и 41-й. В 40-м избирался Макаров, а в 41-м – другой старый депутат-единоросс, Алексей Белоусов. Но двум медведям на одной маленькой Петроградской стороне было тесно – и вот так получилось, что действующий депутат Белоусов проиграл, набрав удивительно мало голосов. Вместо него избиратели пошли голосовать за никому не известного кандидата Кобринского, который набрал удивительно много. И на острове остался только один медведь. В 2016 году, когда округа объединили, Кобринский против Макарова выдвигаться не стал.

Не очень понятно, было ли вступление Бреусов и других единороссов в “Яблоко” частью коварного плана или произошло случайно. Но, как утверждают участники событий, уже после того как все стало известно, Кобринский не хотел их исключать. Возможно, нахождение людей из ударного отряда “Единой России” – петроградской организации – в “Яблоке” было одной из форм расплаты за поддержку Макарова. Впоследствии эти люди могли по яблочной квоте становиться членами УИКов, ТИКов, выдвигаться от нее в муниципальные депутаты и т. д.

И так получилось, что именно люди из этого ударного отряда “Единой России” разрушали Мефистофеля. Вполне возможно, что по личной инициативе Вячеслава Макарова, который является не только глубоко православным человеком, но и председателем попечительского совета церкви Ксении Петербургской, над которой нависал цементный демон.

Как это получилось? Ответ может быть только философским: все, что происходит в Петроградском районе, происходит под контролем одного человека. И ничто не может происходить без его ведома.

 

КОММЕНТАРИИ

Александр Кобринский, экс-депутат Законодательного собрания СПб

– Есть  информация, что вы были знакомы с людьми, которые сбивали Мефистофеля, – родственниками Бреуса.

– Никогда я с ними не был знаком, их принимала в партию Ольга Цепилова, я их даже не видел.

– Были люди, связанные с “Единой Россией”, пришедшие в ваше петроградское отделение…

– Этого никогда не было. Эти люди были приняты в составе огромной партии из 200 человек мимо меня, я их не знал.

– В ваше отделение была принята жена Андрея Бреуса Инна Нарышкина?

– Была. Но я не занимался ее приемом.

– После этого она стала вашим заместителем в петроградском отделении.

– Я не буду комментировать внутренние дела партии. Сейчас она не является членом партии.

– Существует предположение, что эти люди состояли в партии вследствие вашей дружбы с Вячеславом Макаровым.

– Я не буду комментировать всякий бред. Вы, наверное, знаете, кто защищает его интересы.

– Вы имеете в виду Максима Резника?

– Это вы сказали.

– Странная получается ситуация: в партию, в том числе в ваше отделение, приходили люди, близкие к Макарову и “Единой России”.

– Не было там людей из “Единой России”.

– Но потом-то они оказались в “Единой России”.

– Ничего подобного. Они просто ушли из партии – и всё. Ни в какой “Единой России” они не оказались.

– Люди, которые были приняты в вашем отделении “Яблока”, оказались единороссами? Или не оказались?

– Нет, конечно.

– Они принимали участие в собрании местного отделения “Единой России”, на которой Бреуса избирали ее председателем.

– Ну, это когда было. Я не знаю об этом. Я с ними вообще не общался. И никакой Нарышкиной там не было среди них.

– Среди кого?

– Среди людей, которые принимали участие, как вы говорите, в собрании “Единой России”.

– Так вы же говорите, что не знаете, кто эти люди.

– Фамилии знаю. Но фактически эти люди никогда не существовали. Представляете – в организации 200 человек, как я могу всех знать?

– Но это же ваша районная организация.

– Я не могу всех знать, тем более что не я их принимал. 8 человек из 200, которые потом, как выяснилось через 4 года, принимали участие в собрании “Единой России”, но никогда у меня в организации не проявлялись. Эта ситуация была вытащена Амосовым для внутрипартийной борьбы.

– Но вот Нарышкина – ваш заместитель по партии. И жена Бреуса.

– Откуда я это мог знать?

– Вы делаете человека своим заместителем и не знаете его биографию?

– А вы считаете, что я кого-то делаю?

– А как тогда она стала вашим заместителем?

– Я не буду это обсуждать.

 

Ольга Цепилова, председатель фракции “Зеленая Россия” в партии “Яблоко”

– Александр Кобринский заявляет, что это вы привели в его организацию людей, среди которых потом обнаружились единороссы.

– Да. Я тогда по своим зеленым сетям искала людей для вступления в партию. Мне порекомендовали Инну Нарышкину из организации “Мария”. Мы с ней поговорили, и она проявила интерес к партийной работе. Я  посетила их организацию – они занимались поддержкой пенсионеров на дому и прочим, это не совсем экологическая деятельность, но в широком смысле для зеленой идеи социальная работа тоже важна. Там было много молодежи и энтузиазм, поэтому мы их приняли. А так как организация “Мария” располагалась на Петроградской стороне, они все захотели быть в Петроградском отделении партии.

Благодаря этому микроскопическая районная организация, которую возглавлял Кобринский, стала самой большой в Петербургском отделении партии. Сначала я вовлекала этих ребят в экологическую деятельностью, но потом Кобринский стал работать с Нарышкиной напрямую. Он отрицает, что она стала его помощницей, но мне она говорила, что это так. Потом Инна сказала, что они с Кобринским решают какие-то свои дела, у них появилась газета, сама она стала работать в администрации Петроградского района, поэтому на экологическую работу у нее не остается времени.

Потом открылось, что ее родственники – члены “Единой России”. На бюро “Яблока” выяснилось, что часть людей из ее организации – единороссы. Я не принимала участие в работе бюро и знала все из вторых рук. Но Кобринский со мной встречался и неоднократно это обсуждал. Я говорила, что если эти люди состоят в “Единой России”, их надо исключать. Он активно пытался доказать, что это неправда. Говорил, что они – не члены “Единой России”, активно участвуют в его деятельности, ходят на митинги и демонстрации, и мы не можем исключать активных людей из партии. Я много работаю с регионами. Это не первый случай, когда к нам  попадают случайные люди. Но первый, когда мы не можем решить проблему: или мы предлагаем таким людям уйти, или, если мы доказываем нарушения с их стороны, исключаем их сами. Но в данном случае позиция Александра Аркадьевича мешала их исключить. Он мне говорил: “Оля, ты испортишь себе репутацию, если назначат комиссию и будут проверять этих людей”. Я отвечала, что первая выступаю за такую комиссию. За свою репутацию я не боюсь, такие ситуации происходят регулярно, потому что мы не можем проверять всю историю людей, которые к нам приходят. Но избавляться от таких людей – значит исправлять свои ошибки.

Думаю, Кобринский дорожил тем, что у него самая крупная организация, которая давала ему большое число делегатов на партийной конференции. Но сейчас прошла перерегистрация,  и у него в организации осталось 20 человек, а до этого было около 100. Остальные не подтвердили членство. Скорее всего, просто Инна Нарышкина со своими людьми перестала его поддерживать.

gorod-812.ru

! Орфография и стилистика автора сохранены


Эта запись была опубликована в рубрике kasparov.ru.

Оставить комментарий