В позднем СССР непроизносимости не было

Поделиться в социальных сетях:

abosru.net

В фильме “Мимино” был удивительный, по советским временам, эпизод. Герой хотел позвонить в Телави, а случайно попадал в Тель-Авив и сперва этого не понимал, поскольку на том конце провода оказывался грузинский еврей… И – ничего.

По тогдашним временам это выглядело отчаянной смелостью: упомянуть в кино или на ТВ “Тель-Авив” без непременного соседства со словами “сионизм”, “агрессия” и прочее…

Почему я об этом вспомнил?

На днях в соцсетях комментировали новость: на Первом канал упомянули фамилию “Навальный”, причем вне бранного контекста. Просто тренер Слуцкий, комментируя в прямом эфире во время матча реплику, сказал о том, что хотел бы посмотреть на Навального, играющего в футбол.

Ну ничего, казалось бы, крамольного. И что же? Назавтра передают, что тренер Слуцкий больше не будет комментировать матчи ЧМ-18…

Слушайте, по-моему, это уже какая-то высшая степень маразма – дикий страх перед самой фамилией, даже вне всякого политического контекста. А представьте, если бы он был не Навальный, а, например, Некрасов? “Однажды в студеную зимнюю пору…” Кто написал? И Первый канал в ужасе молчит. Знают, а сказать нельзя.

Facebook

! Орфография и стилистика автора сохранены


Эта запись была опубликована в рубрике kasparov.ru.

Оставить комментарий