Если не будут брать, – отключим газ…

Поделиться в социальных сетях:

Инициативы Анатолия Сердюкова разорят эксплуатантов вертолётов

abosru.net

Полный развал вертолётной отрасли России вынуждает государственных «управителей» искать методы, которые хоть как-то отодвинут границу, за которой наступит её абсолютный крах.

Вертолётный управдом

Нынешний индустриальный директор «всея авиация РОСТЕХа» Анатолий Сердюков – человек редчайшей биографии. Закончив институт советской торговли, попрактиковавшись на продаже мебели и поработав главным отечественным налоговиком, он возглавил Министерство обороны, в котором «прославился» на всю страну. Повторяться не стоит, заметим лишь, что, получив звезду «секретного героя», Анатолий Эдуардович с «честью» прошёл испытание российским «правосудием», после чего всплыл в РОСТЕХе.

В это «нелёгкое время» Анатолию Сердюкову, подобно герою известного романа, даже пришлось частично переквалифицироваться в управдомы. Судя по нынешней идее Анатолия Сердюкова (возможно, это решение коллективное, но высказано было им), касающейся вопроса замены вертолётного парка, практика, полученная им в должности управдома, оставила в его сознании неизгладимое впечатление.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Наше издание неоднократно писало о казусах головного вертолётного холдинга, да и самого РОСТЕХа, в нелёгком деле управления вертолётными активами страны. Несмотря на победные реляции, вбрасываемые в СМИ информационной службой холдинга АО «Вертолёты России», опрашиваемые изданием эксперты выражали сомнение в правдивости тиражируемой информации. Понятно, что с нашей стороны это были предположения, хотя и подкреплённые реальными фактами. Но всё же – говорить о полном развале мы не могли, да и не хотели. Ведь в отрасли пока ещё поддерживаются на плаву десятки тысяч рабочих мест, а со смежными производствами – это уже сотни тысяч. Однако, пытаясь докопаться до истины, мы всё же надеялись, что наши эксперты сгущают краски.

Последние события убедили нас, что наше издание недооценивало уровень промышленного развала в отрасли. Прямым подтверждением аховой ситуации является нынешнее решение о принятии административных мер по замене парка вертолётов Ми-8.

При этом, если вспомнить историю, то изначально, ещё в 2017 году, министр промышленности Денис Мантуров анонсировал, так сказать, рыночный вариант замены. В 2017 году газета «Коммерсантъ» приводила слова министра: «рынок оживает, старые вертолеты Ми-8 1970-х годов выпуска отживают срок, их будут списывать, но для замены необходимы конкурентные условия, чтобы авиакомпании могли приобрести современный вертолет».

Прошло более года, «оживший рынок» явно не торопился с заменой. А развал в отрасли становился всё ощутимее. Министерство обороны России и другие государственные структуры, по понятным причинам, не могут бесконечно покупать новые вертолёты. Да и бюджет у страны не резиновый. Тянуть дальше было невозможно, так как развал в отрасли, «организованный» холдингом (тут подходит именно это слово, так как холдинг сконцентрировал все рычаги управления в своих руках, а значит, несёт полную ответственность за ситуацию) становился явным. Можно рассказывать о «достижениях» журналистам, но работников заводов не обманешь…

Как мы писали буквально неделю назад, отрасль решили спасать за счёт бизнеса отечественных авиакомпаний, предложив им раскошелиться на новые вертолёты. Анализ этого, на наш взгляд, бредового решения властей был дан в публикации «Большая вертолётная утилизация». Но попытка «Версии» призвать к разуму не возымела результата.

Авиационный «управдом» РОСТЕХа предложил под видом «государственной программы по поддержке вертолётостроения» раскошелится отечественным авиакомпаниям. Ничего не напоминает?

Союз меча и орала

Тут бы Анатолию Эдуардовичу, подобно известному литературному герою произнести, давно ставший классикой, монолог:

«- Граждане! – сказал Остап, открывая заседание. – Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания – она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те и другие спят в своих постелях и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем»

Этот монолог настолько современен, что невольно удивляешься классикам! Понятно, что жизнь в эпоху российского госкапитализма диктует очень жёсткие законы, особенно когда появляются дыры в бюджете. Но и другие фразы из этого монолога очень злободневны. Например, «Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой» – тут уместно вспомнить руководителей вертолётного холдинга, верхушку Минпромторга, да и самого Анатолия Эдуардовича… «Одни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора» – вот тут как раз можно предположить (если бы конечно этот монолог говорил Сердюков), что речь идёт о несчастных российских авиакомпаниях, про которые доселе в холдинге и не вспоминали. Но сейчас вспомнили. А сердюковская помощь – это и есть предложение раскошелиться на новые вертолёты.

Конечно, как бывший налоговик, он попытался найти этой идее более современное обоснование. Используя запретительный механизм (без него эксплуатанты не откажутся от своей собственности, которая находится в рабочем состоянии), Анатолий Сердюков предложил «подсластить пилюлю». РБК приводит такие слова «авиационного управдома»: «Возможно, будет выработана программа утилизации и задействована лизинговая схема. Например, старый вертолет будет приниматься в зачет первого платежа, взамен авиакомпания получит новую машину». Но сколько может стоить старый вертолёт? Да и лизинговая схема в исполнении ГТЛК – это чистая «раздевалка». По информации некоторых источников, имевших несчастье общаться с ГТЛК, эта компания, не мудрствуя лукаво, берёт максимальную стоимость продукции (они, видимо, считают, что им за лизинг просто по определению должны быть благодарны) накидывает туда явно не минимальные проценты и делит всё это на платёжные этапы. Выгодность сделок с ГТЛК сомнительная. Но другого механизма при монополизации отрасли не существует. Кстати, президент не раз говорил о вреде монополизации… но его никто не слушает. А жаль.

Говорящая голова холдинга, естественно поддержала начинание: «Наша задача – обеспечить безопасную эксплуатацию и, конечно, загрузить свое производство. Поэтому мы, если такая программа будет, конечно, активно в нее включимся» – проводит слова Андрея Богинского РБК. В этой организации не привыкли напрягать мозги, жить за счёт государства значительно проще.

Чёткой реакции авиакомпаний пока не наблюдается. Это и понятно, противится решению «сверху» в России сложно… у РОСТЕХа хватает административных методов – к примеру, из любого руководителя авиакомпании, не желающего сдавать свои «восьмёрки» в утиль, Анатолий Сердюков, профессионально осведомлённый о методах «налогового прессинга» всегда может сделать «хорошую, сочную отбивную».

Дадут ли в этой ситуации высказаться авиационному бизнесу? Большой вопрос… похоже всё уже решено за него.

Сергей Кокорин

Источник: “Наша Версия”


Эта запись была опубликована в рубрике Web-compromat.

Оставить комментарий