Возвращение графского зеркала

Поделиться в социальных сетях:

abosru.net

Забавно, что о злоключениях РПЦ последнего времени все до одного — что ее сторонники, что противники — из числа комментаторов и аналитиков рассуждают так, словно Бога и вовсе нет.

И, тем не менее, конфликт церквей заставляет задуматься о неземном.

Скажем, у паствы, окормляемой Патриархом Московским, на вооружении крылатые ракеты неограниченной дальности с ядерными энергетическими установками, не говоря уж об издавна знаменитой ракете "Сатана".

А сколько дивизий у Патриарха Константинополя?

А за Львом Николаевичем Толстым сколько сабель было и есть?

Некогда Лев Николаевич был отлучен от Русской Православной Церкви.

Церковь не могла не понимать, что в беременной революцией России этот факт политически обернется против неё.

Куда прагматичнее было закрыть глаза на ересь, которую проповедовал мятежный граф.

Мятежный, чтобы не сказать: иудействующий. Ну, в самом деле, общепризнанный русский писатель, литературный гений которого оценили в америках и европах, заявил, что считает Христа не Богом, а человеком, лучше всех познавшим Волю Божью.

Простите, Лев Николаевич, но если вы не считаете Христа Богом, а вот учение его почитаете истинным, то, кто же вы, как не иудей, да еще, скорее всего, древний, ибо нынешние, похоже, кто не социализмом, тот сионизмом интересуется, а соплеменников дальше постижения Законов Моисея по жизни не продвинувшихся, почитают людьми тёмными и безнадёжно отсталыми.

Вот и вы оказались среди тёмных евреев, да еще с Христом, который утверждал, что не нарушить Закон Моисея пришел, но исполнить его.

Двадцатый век на дворе, Лев Николаевич, чего только вы, да, отлучившая вас от самой себя РПЦ замечать не хотите. А в это время в ближайшем будущем вершитель судеб России и мира, а пока что уже разжившийся весьма боевой революционной партией, но еще не всем и каждому известный Владимир Ильич Ульянов (Ленин) обратил самое пристальное внимание на учение, как многим кажется, юродствующего графа и написал статью, в которой высказал свое потенциально державное мнение о русском царе, русской церкви, русском либерализме, русских крестьянах, русских рабочих и персонально Льве Николаевиче Толстом.

И поди теперь скажи, что он при этом ошибся в выявлении самых болевых точек отечества своего, которое задумал сделать мессианским под знаменами коммунизма.

И ведь кое-что у него в перспективе получилось даже на путях русского космизма, ибо первой в космос на глазах всего человечества действительно вышла Советская Россия.

Я не думаю, что человек, совсем ничего не понимавший в России, мог бы столь преуспеть по части государственного строительства на постимперском русском пространстве.

Что же понял Ленин и какими своими открытиями поделился в статье "Лев Толстой как зеркало русской революции"?

О либералах он сказал, что "русский либерал ни в толстовского Бога не верит, ни толстовской критике существующего строя не сочувствует".

Такая характеристика — судите сами, насколько она верна — позволяет будущему вождю России не считать либералов серьезными конкурентами в борьбе за власть над умами, а там уже и политическую.

Церковь Ленин называет "казённой", государство "полицейско-классовым", а в народе видит страстное стремление на почве "ненависти, злобы и отчаянной решимости смести до основания и казённую церковь, и помещиков, и помещичье правительство".

А вот о взглядах Толстого этот политический провидец заводит некую отдельную песню, пользуясь известным лиро-эпическим приёмом: с одной стороны, с другой стороны.

Мол, с одной стороны, Толстой прав, как никто, а с другой — неправ, как тоже никто.

"Толстой смешон как пророк", — заявляет Ленин и предполагает, что его "отвлеченный христианский анархизм" не очень-то соответствует стремлениям русских крестьян.

По Ленину стремлениям русских крестьян соответствуют идеи марксизма в его, Ленина, интерпретации.

И чем же закончилась эта напряжённая идейная борьба, если и впрямь закончилась?

Что можно сказать об этом сейчас, по прошествии целого века русской истории?

Тело Владимира Ильича Ленина до сего дня можно увидеть в мавзолее на главной площади столицы России.

Цари московские похоронены в Кремле (не все), Ленин за оградой Кремля, что делает это захоронение во всех смыслах двусмысленным.

Как говорил сам Ленин, правда, о Толстом: "С одной стороны, с другой стороны".

И если тему "Ленин и Толстой" по сей день нельзя считать закрытой, то тему "РПЦ и Толстой" нельзя считать закрытой и подавно. А ведь и статью писали, и отлучали как раз для того, чтобы темы эти закрыть раз и навсегда.

Как давний поклонник творчества Льва Толстого, ничуть не удивляюсь тому, что происходит сегодня с церковью, которая некогда отлучила его. Время во многом, если не во всём подтвердило правоту Толстого в его противостоянии с Казённой РПЦ.

И нынешние события, расколовшие православие, не будем уточнять, по чьей вине, не могут не потрясти до основания современную русскую культуру, как бы ни храбрились казённые люди: мол, все неправы, и только наша (читай, казённая) церковь права.

А вот вопрос, насколько адекватно выражал мнение Бога по русскому вопросу таки великий, таки русский, таки философ и художник Лев Николаевич Толстой, думаю, встанет перед Россией сейчас намного серьезней, чем сто с лишним лет назад, когда иные решили, что идеи Ленина победили, причем чуть ли не навсегда.

Посмотрим, насколько "Толстой смешон как пророк".

Да и вообще тот, кто знает пословицу о том, кто хорошо смеётся, поостерегся бы произнести такие слова.

Просто не так уж смешно ему было, раз идеями Толстого занялся в самый разгар своей революционной борьбы.

Да ведь и пророком Толстого все-таки назвал.

Ну чем не привет от тогда уже довольно знаменитого Фрейда?


Эта запись была опубликована в рубрике kasparov.ru.

Оставить комментарий