Дипломатия кремлевского Кирпича

Поделиться в социальных сетях:

abosru.net

Иногда жанровая сценка, случайно брошенная фраза или иная не менее мелкая деталь говорит о характере режима больше, чем целый философский трактат. Вот вызвали австрийского посла в заведение Марии Захаровой, именуемое для конспирации "российский МИД". Вызвали, чтобы, по словам администратора заведения Марии Захаровой Сергея Лаврова, объяснить ему, "какими методами нужно действовать", если у австрийских властей "возникают вопросы" к России.

Ранее Лавров сообщил, что его "неприятно удивила" появившаяся информация о задержании российского шпиона. Австрийским властям следовало бы "напрямую запрашивать объяснений" у Москвы вместо предания ситуации огласке. Это противоречит сложившимся правилам общения между странами, – сказал Сергей Лавров. И добавил, что западные партнеры все чаще прибегают к "мегафонной дипломатии", предпочитая ее "традиционным способам общения между государствами".

"Сказали, что вызывает недоумение, почему наши австрийские партнеры предпочли не обсуждать с нами имеющиеся у них подозрения через налаженные каналы диалога, а прибегли к ставшему, к сожалению, для многих западных стран привычным методу – сенсационному вбросу информации в СМИ и публичному требованию от нас объяснений. Такой подход мы не приемлем", – пересказывают в заведении Марии Захаровой содержание разговора с австрийским послом.

Ну и давно ставшие для Москвы обычными слова про "бездоказательные обвинения". И, конечно же, "нам ничего про этого полковника неизвестно". Ну и, конечно же, предпринятые Веной шаги "уже привели к осложнению наших отношений, которые до последнего времени отличались позитивной динамикой".

То есть, страна, пойманная на шпионаже, заявляет протест стране, поймавшей ее на шпионаже. И устраивает ей выволочку за то, что та предала ситуацию огласке. Поучает ее, как надо вести себя в подобной ситуации и что значит "традиционные способы общения между государствами". Вот если бы "западные партнеры", вместо того, чтобы поднимать шум, использовали эти "традиционные способы общения между государствами", когда российской ракетой был сбит Боинг или когда сотрудниками российских спецслужб были отравлены Скрипали, то и никакого "осложнения отношений" с ними не было бы.

"Традиционные способы общения между государствами" – это разруливание проблем по бандитским понятиям. Если к тебе закрались подозрения, что за твоим соседом-бандитом "косяк", приди к нему по-свойски и "перетри вопрос" без лишнего шума. Он тебе, конечно, скажет, что ничего не было. Тебе показалось. И тебе придется поверить. Или сделать вид, что поверил. Потому что каких-то оснований не верить заявлениям официальных государственных инстанций "в принципе ни у кого не должно быть".

Это заявил по поводу убийства Джамаля Хашогджи человек со скошенным от постоянного вранья лицом, работающий "дневным представителем" у кремлевского упыря. В принципе ни у кого не должно быть оснований не верить заявлениям короля и наследного принца Саудовской Аравии о непричастности к убийству. И в этом заявлении Дмитрия Пескова – вся программа глобального мироустройства по-путински. Мироустройства, основанного на том, что никакая государственная власть никому не подсудна. И что бы она ни творила, никто не должен ставить под сомнение ее официальные заявления. Во всяком случае – публично. Вот это и есть "традиционные способы общения между государствами".

Внешнеполитическая программа Кремля – принуждение мира к принятию именно этих правил игры. К возврату "к старым добрым временам", когда именно так и считалось, а все возникающие международные проблемы решались путем "согласия элит" на бандитских "стрелках". Продолжая свой вечный спор с либеральными критиками путинского режима, я утверждаю, что за этой программой стоит внутренне целостная и последовательная идеология.

Эта идеология стара как мир или архетипична. В основе мироздания лежит грубая сила, стремление к доминированию, борьба за собственные эгоистические интересы. Ограничение этой вечной борьбы всех против всех правом, честностью, справедливостью – иллюзия или обман. И когда кремлевские идеологи и пропагандисты сладострастно рассуждают о глобальном закате западной либеральной демократии, они выражают этим свою ненависть к противоположной идеологии. К идеологии, предполагающей ограничение вечной борьбы всех против всех правом, честностью и справедливостью.

Впрочем, вышедшая из питерской подворотни и захватившая власть в России уголовная шпана тоже апеллирует к понятию справедливости. Она добивается от цивилизованного мира признания своего "равноправия". В отказе "западных партнеров" закрывать глаза на ее преступления она видит дискриминирующее ее нежелание "учитывать ее интересы". Ведь в соответствие с традиционалистской идеологией уголовного мира (который и является метастазой традиционализма в модернизирующемся обществе), закрывать глаза на преступления – это и есть "считаться с интересами".

Идеология Кремля требует "равноправия" всех форм соперничества между людьми и сообществами. Вот есть рыночная конкуренция между "хозяйствующими субъектами", которые решают возникающие разногласия на основе демократически принятых законов в суде, имеющем репутацию действительно независимого. А есть конкуренция гангстерская, средствами которой являются рэкет, рейдерство и заказные убийства. И то, и другое – суть борьба за преобладание и собственные материальные выгоды. Есть ли принципиальная разница между этими формами конкуренции?

Участники рыночной конкуренции могут не быть светочами гуманизма, чувства социальной солидарности и готовности поступиться своими выгодами ради ближнего. И все же идеология цивилизованного мира исходит из того, что принципиальная разница между этими формами конкуренции есть. Точно так же, как есть разница между публичной морально-политической поддержкой оппозиции в соседней стране и засылкой в эту страну вооруженных диверсантов. Как есть принципиальная разница между буржуазной демократией и фашистской диктатурой.

Идеология Кремля именно эту разницу и отрицает. Вы такие же, как мы. Все ваши правовые ограничения конкуренции и общественный контроль над спецслужбами – лохотрон для быдла. А потому – равноправно считайтесь с нашими интересами. Когда же цивилизованный мир такую идеологию принимать почему-то отказывается и ловит Кремль на очередном мошенничестве, Кремль привычно визжит, подобно карманнику Кирпичу: "Кошелек-кошелек! Какой кошелек?"

Кремлевский Кирпич уверен, что нет у цивилизованного мира против него методов. Просто потому, что у кремлевского Кирпича в кармане есть ядерная заточка. Увещевать его заявлениями о желании строить европейский дом вместе с Россией бесполезно. Зато до любого Кирпича очень хорошо доходит ответ всероссийски любимого Глеба Жеглова: "Вор должен сидеть в тюрьме! А уж как я его туда посажу…"

Когда засевшая в Кремле банда вновь надорвется под бременем ею же раскрученной гонки вооружений, она попытается провернуть операцию "Перестройка-2". И будет убеждать цивилизованный мир: "Мы стали другими и теперь опять признаем общечеловеческие ценности и международное право". Хотелось бы надеяться, что на этот раз цивилизованный мир не поверит им на слово. Что на этот раз цивилизованный мир ответит: "Сначала – стволы и перья на землю!" Мир не будет в безопасности, пока у кремлевского бандита не отобрана ядерная заточка.

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

Эта запись была опубликована в рубрике kasparov.ru.

Оставить комментарий