Вексель из прошлого

Поделиться в социальных сетях:

Заключенный Сабадаш предъявил счет на миллиард

abosru.net

Семья экс-губернатора Ленобласти, похоже, должна миллиард рублей Александру Сабадашу. Пока бывший водочный король томится за решеткой, в судах идет разбирательство с покупкой акций АО «ЛОЭСК».

История о том, как Александр Сабадаш хотел купить крупнейший пакет акций в самой большой в России частной электросетевой компании, не очень медийная. И это понятно: двое из четырех ее участников оказались в тюрьме. Кто-то прямо во время переговоров, а кто-то чуть позже. Как было дело, разбирается суд. Сейчас рассматривается очередная апелляция уже повторного решения первой инстанции, которая присудила миллиард Сабадашу и его партнеру.

«Ленинградская областная электросетевая компания» (ЛОЭСК) была создана в 2004 году при губернаторе Валерии Сердюкове после реформирования РАО «ЕЭС России» на базе 15 муниципальных компаний и со временем объединила десятки мелких разобщенных сетей. Изначально региону принадлежали 50,1% акций компании, сейчас — 24,99%. Выручка компании в 2017 году — 9,2 млрд рублей, чистая прибыль — 2,8 млрд рублей.

О ходе переговоров и их исходе известно лишь по материалам арбитража и не авторизованным комментариям, которые «Фонтанке» дали предприниматели, хорошо знакомые с событиями пятилетней давности.

Следуя фабуле решения суда, 75% ЛОЭСК летом 2014 года были оценены в 3 млрд рублей. Закрыть сделку планировалось в два этапа. В качестве обеспечительного платежа по предварительному договору покупатель якобы передал продавцу векселей на 1 млрд рублей. Но сделка сорвалась, и теперь представители Александра Сабадаша требуют вернуть этот миллиард. С набежавшими процентами — плюс еще 350 млн рублей.

Сделка сорвалась

По рукам Александр Сабадаш с владельцами ЛОЭСК должны были ударить в июле 2014 года. Подконтрольные им фирмы ООО «Управление — К» и ООО «Росток» договорились о покупке 75% акций ЛОЭСКа именно тогда. Правда, Сабадаша задержали (как оказалось позже, на 8,5 лет) 8 мая, а соглашение о продаже акций датировано в материалах суда 15 июля.

Выходит, владельцы «Ростока» Вадим Малык и Дмитрий Симонов (тогда замгендиректора по финансам, а сейчас глава ЛОЭСК) договаривались уже только с представителями Александра Сабадаша и вторым владельцем «Управления — К» Сергеем Сомовым (председатель правления банка «Таврический»).

Закрыть сделку планировалось 31 декабря 2014 года. Но не срослось. Так что договоренность отменилась. А как только зашел разговор о возврате задатка, выяснилось, что стороны имеют совершенно противоположные взгляды на вопрос, был ли миллиард.

Меняем показания

Год назад представители «Ростока» в суде настаивали, что доказать факт заключения предварительного договора и передачи векселей невозможно, так как нет документов, подтверждающих это. Однако теперь, когда бумаги нашлись, эта позиция изменилась.

В ответ на вопросы, переданные «Фонтанкой» гендиректору ЛОЭСКа Дмитрию Симонову, был получен ответ, что акт приема-передачи векселей на 1 млрд рублей действительно подписывался, но фактически они не передавались.

«Объяснение было такое: отдадим позже, так как накануне у нас в банке «Таврический» была выемка документов», – рассказывает «Фонтанке» петербургский бизнесмен, знакомый с ходом тех переговоров.

Первая инстанция суда этому объяснению не поверила. Более того, судья тогда счел «отказное» заявление «Ростока» злоупотреблением права, ведь ряд документов прямо указывал на реальность передачи векселей. Однако в апелляции его решение было отменено. Пришлось «Управлению — К» добиваться в кассации возврата дела в первую инстанцию и искать оригинал акта передачи. Получилось.

Удалось найти и сами вексели, на оборотах которых стоят бланковые индоссаменты получателя — Дмитрия Слепова. Кроме того, к материалам суда приложено письмо от руководства «Ростока» к адвокату, в котором говорится, что вексели реально были получены и погашены.

Пикантность ситуации заключается в том, что вообще-то «Управление — К» пыталось купить ЛОЭСК дважды, и с «Ростоком» это была уже вторая попытка. До этого такой же предварительный договор в марте 2014 года был подписан с предыдущим владельцем — тем самым Дмитрием Слеповым. Он тоже взял задаток — 700 млн рублей. Но вместо того, чтобы отдать акции Александру Сабадашу, передал их «Ростоку».

abosru.net

По-обывательски его действия понятны. Ведь через пару недель после того, как Слепову был передан задаток, Александр Сабадаш оказался за решеткой. И, очевидно, уже не мог довести эту сделку до конца. Наверное, Дмитрий Слепов и не ожидал, что после такого поворота событий «Управление – К» сохранит интерес к ЛОЭСКу и продолжит переговоры уже с новым владельцем.

Дела давние

Почему покупатели обратились в суд с такой задержкой, вполне объяснимо. Им было не до этого. Они проходили по одному делу о выводе денег из «Таврического», и в 2017 году оба получили сроки. Сабадаш — 8,5 лет (с учетом других дел), Сомов — 7 лет.

«Фонтанке» удалось связаться с конкурсным управляющим «Управления — К» Андреем Валитовым. Эта фирма с 2016 года находится в состоянии банкротства. На плаву ее держат только требования кредиторов — в открытых данных есть сведения о претензиях на 259 млн рублей. Андрей Валитов отказался комментировать ход процесса, предложив знакомиться с материалами суда.

По словам адвоката Сабадаша Александра Александрова, на данный момент у его подзащитного нет понимания, как проходила сделка и чем она закончилась. «Актуальной информацией мы не располагаем. Возможно, комментарии будут позже, когда станет достоверно известно о том, что произошло», – отметил защитник.

История с тем, кто, как и кому платил задатки, какие векселя кому передавал и гасил, очень долгая. Судя по тому, что увидела «Фонтанка», изучая ее, процесс был очень непростым и почти наверняка не очень прозрачным.

Представители Дмитрия Симонова обращают внимание, что спорный вексель в итоге все же оказался в руках «Управления — К»: им он расплатился с ЛОЭСКом по старым долгам. У «Управления — К» своя версия, весьма правдоподобная.

Основным владельцем «Ростока» (50,05% долей) в 2014 году был сегодняшний депутат ЗАКС Ленобласти Вадим Малык. Кому как не ему знать, как в реальности обстояли дела с тем злополучным векселем. Однако помогать «Фонтанке» разобраться с этим вопросом он не стал. «Я ничего не вспомню про эту историю. Потому что не хочу говорить на эту тему и мне не интересен этот вопрос», – был краток парламентарий.

Ищите и обрящете

Имя Вадима Сердюкова в этой истории появилось (в задокументированном виде) в 2016 году. Именно тогда он официально получил половину долей в «Ростоке». «Фонтанка» задала ему вопрос, знал ли он на тот момент о миллиардных претензиях Александра Сабадаша к этой фирме. «У компании не было и нет обязательств по этому вопросу, это требования, инициированные мошенническим путём недобросовестными юристами», – был категоричен Вадим Сердюков.

Однако пока все идет к тому, что отдавать деньги, может быть, придется именно ему и Дмитрию Симонову, у которого осталась вторая половина долей «Ростока».

Откуда теперь взяться этому миллиарду — вопрос не тривиальный. На счетах «Ростока» таких денег вроде бы нет. Это подтверждается выпиской, представленной в прошлом месяце в суде, когда «Управление — К» просило заблокировать акции ЛОЭСКа, чтобы обеспечить рассматриваемый иск. Суд требование удовлетворил, и теперь продавать акции нельзя. А они, похоже, единственный актив «Ростока». По строке 1170 «Финансовые вложения» в бухгалтерском балансе за 2017 год — 4 млрд рублей. В пассиве — кредиторская задолженность на миллиард.

Еще недавно «Ростоку» принадлежала сертоловская фирма «Управление сетевыми комплексами». Она была приобретена в 2015 году у Дмитрия Гаркуши, заместителя Сергея Сомова в «Таврическом». Гаркуша тоже, кстати, сидит. А ООО «УСК» год назад ликвидировано, его сети теперь подконтрольны ЛОЭСКу. Еще один актив «Ростока», 20% в ООО «Усть-Лужская сетевая компания», в 2018 году продан структурам предпринимателя Вагана Геворкяна. Так что рассчитывать Вадиму Сердюкову и Дмитрию Симонову придется только на себя.

Но есть и хорошие новости. Раз ЛОЭСК так и не был продан, он продолжает приносить владельцам стабильный доход. Чистая прибыль компании в 2017 году превысила 2,8 млрд рублей. Часть из них должна пойти на программу развития сетей, но что-то же остается. У ЛОЭСКа — в 2017 году 1,26 млрд направлено на выплату дивидендов. В отчетности «Ростока» за тот год значатся почти 950 млн рублей – «Доходы от участия в других организациях». Все сходится, это ровно 75% от дивидендов ЛОЭСКа. Так что, если суд с «Управлением — К» будет проигран, чем расплатиться — найдется.

Денис Лебедев

Источник: “Фонтанка.Ру”


Эта запись была опубликована в рубрике Web-compromat.

Оставить комментарий