Телевидение и власть. Продолжение разговора

Поделиться в социальных сетях:

В продолжение к разговору о телевидении. Среди откликов на мой предыдущий пост прозвучала интересная, наверняка, интересующая многих тема. Как должны взаимодействовать власть и телевидение? Какие существуют механизмы, позволяющие власти, соединить плохо соединимое. Свободу слова, которая провозглашена в Конституциях практически всех стран мира и контроль над этой свободой.
 
Есть мировые примеры – BBC. Рекламы там нет, телекомпания существует за счет сборов с телезрителей. Специальный совет из двенадцати представителей следит за тем, чтобы телевидение работало в интересах общества. Именно совет назначает президента BBC на четыре года. Среди откликов на предыдущий пост, один из авторов рассказал, как устроено немецкое телевидение. И здесь есть обязательный сбор 18 евро в месяц на каждый телевизор. Эти деньги передаются двум общественным телеканалам ZDF и ARD, которые показывают то, что считается полезным и правильным для немецкого общества – просветительские передачи, дискуссии с участием политиков разных взглядов, спорт и т.д. Правда, не совсем понятно кто осуществляет контроль над редакционной политикой канала. Скорее всего, также, общественный совет, в который входят наиболее уважаемые члены немецкого общества. В Штатах вообще нет национальных государственных каналов. Все главные каналы – частные. Но каким-то образом они устроены так, что внутренняя самоцензура редакторов, а главное, хозяев каналов делает эти национальные каналы более чем лояльными власти.

Теперь про то, что у нас. Было советское телевидение, с официальной цензурой, тотальным партийным контролем. Потом, в 90-е, возникли частные каналы. Канал «Россия» остался государственным, другие каналы были акционированы, в том числе и первый канал, который стал называться ОРТ – Общественное российское телевидение, доля государства в этом канале оставалась в размере 51%. Впервые на телеканалах появилась реклама. В середине 90-х начал работать новый частный канал НТВ, который сначала вещал только часть дня, а в 96-м году, после указа президента, получил возможность круглосуточного вещания.
До 96-го года СМИ курировались правительством. Обычно это был вице-премьер, отвечающий за вопросы СМИ, например, М.Полторанин. В середине 90-х вице-премьером, отвечающим за СМИ, стал Виталий Никитович Игнатенко, который одновременно возглавлял ИТАР-ТАСС. Он из журналисткой среды, обладал большим авторитетом среди своих коллег, именно он многое сделал для того, чтобы журналистика и власть, телевидение и власть мирно сосуществовали в те времена.

После президентских выборов 96-го года администрацию президента возглавил Анатолий Чубайс. С того момента кураторство над телевидением переехало из Белого дома в Кремль, был назначен заместитель главы администрации, отвечающий за эти вопросы. При этом, ключевую роль во взаимоотношениях с руководством главных наших телеканалов стал играть глава администрации. Я в своих постах о главах администрации рассказывала о пятничной встрече, на которой собирались руководители трех телеканалов – ОРТ, ВГТРК и НТВ. На нее также приглашались заместитель главы администрации, сначала Максим Бойко, затем, после того как он ушел в правительство, Михаил Комиссар, ставший замом главы администрации. Также в этой встрече принимал участие пресс-секретарь президента, Сергей Ястржембский, а после того как он ушел в мэрию, Дмитрий Якушкин, обычно на нее приглашали и меня.
Почему я назвала это совещание не совещанием, а встречей, именно потому, что формат сильно отличался от традиционных внутренних совещаний, которые происходили обычно в этом зале. Традиционное совещание имело достаточно жесткий формат. Допустим, обсуждается поездка президента в какую-то страну, или позиция президента по такому-то закону, участники совещания докладывают по кругу свои соображения, любой участник может отстаивать свою позицию, что-то уточнить, спрашивать, в конце руководитель администрации подводит итог, формулирует общую позицию, которая будет доложена президенту. Я уже рассказывала, нередко было, что на этих совещаниях единую позицию так и не удавалось выработать. В этом случае глава администрации сообщал, что президенту будут доложены различные мнения, и дальше президенту направлялась докладная, в которой глава администрации сообщал о сути разногласий, о том, какую позицию поддерживает он, и просит президента принять окончательное решение.
На этой пятничной телевизионной встрече все было по другому – чай, бутерброды и неспешная беседа. Глава администрации рассказывал, что произошло за текущую неделю, почему были приняты такие-то решения, и в чем была логика их принятия. Он рассказывал, что будет происходить на следующей неделе, какие предстоят наиболее важные события, в которых будет участвовать президент или председатель правительства. Здесь не выдавались команды и не вырабатывались какие-то решение. Это был обоюдный обмен мнениями. Глава администрации выслушивал соображения, которыми делились телевизионные начальники. После этого все расходились и начинали работать. Эта была встреча единомышленников, которые делали одно общее дело. При этом это была такая, странная компашка. Телевизор активно поливал президента, премьер-министра, власть за все промахи. То Сергей Доренко в аналитической программе, то «Куклы», то Евгений Киселев в «Итогах» и т.д. и т.п. – обязательно по телевизору что-нибудь гадкое про Кремль или Белый дом показывали. Но в пятницу мы все вместе собирались, обсуждали, почему так все получилось, они – почему им пришлось нас критиковать, а мы, почему действовали так, а не иначе.

Кто-то решит, что этого не может быть, это ерунда. Но мои слова могут подтвердить все, кто ходил на эти совещания. Я думаю рано или поздно участники тех событий напишут свои мемуары, не могут не написать. Потому что они были участниками и свидетелями удивительного времени. Эта атмосфера сложилась из предвыборной кампании 1996-го года. Тогда возникло это ощущение, что мы вместе делаем одно общее дело, у каждого свой кусок работы, и каждый пытается делать ее честно и добросовестно – одни в Кремле, другие в Останкино. С этим ощущением мы продолжали работать и после 96-го года.
Но понятно, что эта конструкция не рабочая. Когда все построено на человеческих отношениях, а не на неких ясных технологических принципах, всё, в конце концов, рушится. Так случилось и у нас. После кризиса, связанного со «Связьинвестом», затем с так называемым «книжным» делом (как сейчас это смешно звучит – снятие с работы из правительства из-за гонорара за книгу), друзья превратились во врагов. Общие встречи прекратились. НТВ, придумав термин «семья», активно вдалбливало его в головы телезрителей, и, честно скажу, преуспело в этом, в программе «Куклы» я стала одним из главных кремлевских злодеев.
Это, конечно, было ошибкой. Довериться отношениям, а не выстроить систему. Мы должны были тогда ее построить. Пусть она потом могла быть изменена, но, по крайней мере, возник бы прецедент правильной организации управления национальным телеканалом.

Вернусь к тому, с чего начала. Представим, у нас появилась возможность создать идеальное телевидение. Как оно должно управляться? Кто назначает президента телекомпании? Как государство вмешивается в работу телевидения, когда ситуация требует этого вмешательства – угроза терроризма, опасность национализма, недопущение насилия на экране и т.п.? Может быть кто-то знает об уже существующей идеальной модели управления телевидением, которая устраивает большинство жителей страны, например, в какой-нибудь маленькой Исландии или Люксембурге?
Может быть, мы что-то вместе придумаем? А в 2012 году, тот, кто станет президентом, реализует эту нашу совместную идею идеального телевидения?
Последняя фраза – это шутка.


Эта запись была опубликована в рубрике Блог Т. Юмашевой.

Комментарии к статье: Телевидение и власть. Продолжение разговорачитать далее

  1. mail.ru Pilipenko Andrey пишет:

    Важно, чтобы телевидение работало в интересах именно общества, а не отдельных чиновников наделенных властными полномочиями. Наличие цензуры убивает доверие как к телеканалу, так и к тем лицам, в интересах которых она введена, но должен строго соблюдаться этический кодекс тележурналистов, чтобы и они в своих суждениях исходили побольше из общественного мнения, а не своих политических взглядов.

  2. novator_dmitriy пишет:

    Мне кажется, что даже самым абсолютно объективным телевидением не будет каждый зритель доволен. Не стоит вообще очень серьезно относиться к тому, что мы видим на экране телевизора, иначе можно стать заложником понятия заангажированности, и не важно чьих и каких взглядов. Сетования на то, что в России перечисленные в статье телеканалы сейчас являются проводниками линии правительства, наверное, отвечает действительности, а разве были в стране попытки сделать какой-либо телевизионный проект независимым от воли конкретного человека, на образец упомянутого BBC? Если и были, то мне они не известны, а если таковые будут в будущем, то возьмут на себя черно-белую роль зеркал с нулевым искажением, которые даже в науке не находят себе применения.

  3. Власть и телевидение не разделимы . Для влияния на массы власти просто не обойтись без этого канала СМИ и они никогда от него не откажутся.Что касается цензуры на телевидении ,то она всегда присутствовала в том или ином виде.Особенно сейчас.

Оставить комментарий