Бандитов из ГУЭБиПК склонило к вымогательству чувство долга

Поделиться в социальных сетях:
abosru.net
Бандитов из ГУЭБиПК склонило к вымогательству чувство долга
Добровольных помощников Сугробова сгубил офицер ФСБ Демин
До 6 лет колонии общего режима запросил в прениях в Мосгорсуде прокурор для добровольных помощников главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД Сергея Пирожкова и Руслана Чухлиба. Оба фигурируют в ключевом эпизоде уголовного дела об организации преступного сообщества в антикоррупционном полицейском ведомстве — о провоцировании оперативниками на получение взятки офицера ФСБ Игоря Демина. Сами обвиняемые своей вины не признают, заявляя, что помогать правоохранительным органам — их гражданская позиция.

Рассмотрение выделенного в отдельное производство дела в отношении добровольных помощников ГУЭБиПК МВД Сергея Пирожкова и Руслана Чухлиба Мосгорсуд начал в закрытом режиме 1 июля. На днях на процессе прошли прения, во время которых гособвинитель запросил для обвиняемых по шесть лет колонии общего режима.

Сергей Пирожков и Руслан Чухлиб обвиняются в пособничестве в превышении должностных полномочий (ст. 33 и ст. 286 УК РФ) и провокации взятки (ст. 304 УК РФ). По версии следствия, именно от Сергея Пирожкова к полицейским попала информация о том, что замначальника 6-й службы 9-го управления ФСБ РФ (подразделение физзащиты службы собственной безопасности) Игорь Демин якобы занимается крышеванием бизнесменов. Такие сведения агент ГУЭБиПК получил от своего приятеля Павла Глобы. Затем к операции был привлечен “залегендированный” под коммерсанта Руслан Чухлиб. Ему приобрели Lexus, дорогой костюм, напечатали визитки, снабдили деньгами и отправили на встречу с полковником Деминым — просить чекиста о “покровительстве над бизнесом”. Посредником в установлении контакта выступал господин Глоба.

14 февраля 2014 года в ресторане Sisters на Покровке Руслан Чухлиб попытался передать Игорю Демину первый взнос в размере $10 тыс. и был задержан сотрудниками ФСБ. Напомним, что именно с этого эпизода и началось широкомасштабное уголовное преследование сотрудников ГУЭБиПК, в результате которого в СИЗО оказались экс-руководитель главкаДенис Сугробов, его заместитель Борис Колесников и несколько их подчиненных. Помимо провокации взятки в отношении Игоря Демина им инкриминируются десятки эпизодов превышения должностных полномочий, а также организация преступного сообщества и участие в нем.

В ходе следствия и в суде обвиняемые Пирожков и Чухлиб своей вины в инкриминируемых им деяниях так и не признали. Они настаивали на том, что никакого отношения к оформлению полицейскими оперативного эксперимента не имели. Роль того же Сергея Пирожкова в этом деле, напоминали защита и сам подсудимый, ограничилась тем, что он познакомил Павла Глобу с руководившим операцией заместителем начальника управления “Б” ГУЭБиПК Алексеем Боднаром. При этом сам агент полицейских якобы заявляет о том, что и сейчас пошел бы помогать правоохранительным органам выявлять преступления — это его гражданская позиция. Ранее в своих показаниях Сергей Пирожков заявлял, что в подобных операциях участвовал неоднократно и никогда о провокациях речь не шла. Тот же Алексей Боднар, отправляя на встречу с Игорем Деминым Руслана Чухлиба, говорил последнему: “Мы не провоцируем, возьмет — возьмет. Тут все “по чесноку”. Провоцировать все равно никто не будет”.

Отметим, что показания по этому делу давали практически все задействованные в нем, а сейчас находящиеся под стражей сотрудники ГУЭБиПК, включая Дениса Сугробова. Последний заявил, что в деле с сотрудником ФСБ Игорем Деминым все соответствовало требованиям закона. Такой же точки зрения в ходе следствия придерживался и его экс-заместитель Борис Колесников, позднее погибший в здании СКР. По версии же их защитников, вся спецоперация в Sisters была вообще спланирована не в МВД, а в ФСБ. Об этом, по мнению адвокатов, свидетельствует хотя бы тот факт, что о якобы коррумпированном сотруднике ФСБ первым заговорил бывший чекист Павел Глоба. Кроме того, на одном из судебных заседаний в Басманном суде, во время продления ареста Денису Сугробову, говорилось, что с заявлением в ФСБ господин Глоба обратился 10 января 2014 года, в то время как на прослушку телефоны полицейских и их агентов были поставлены чекистами за день до этого.

Защита Руслана Чухлиба и Сергея Пирожкова заявила, что настаивает на невиновности своих клиентов. Более детально комментировать позицию адвокаты не стали, сославшись на данную ими подписку о неразглашении материалов дела.

Олег Рубникович

 

Эта запись была опубликована в рубрике Компромат1.

Комментарии к статье: Бандитов из ГУЭБиПК склонило к вымогательству чувство долгачитать далее

  1. Последнее дело трех генералов.
    Речь пойдет о пресловутом деле Магина – деле «Черных банкиров».
    Ведь именно это дело генерал Сугробов выделяет, как самое главное свое достижение в «честной и бескомпромиссной» борьбе с коррупцией и экономической преступностью.
    Что же на самом деле произошло и происходит с этим делом, так победно освященным в прессе в самом его начале и так неслышно подходящем к своему окончанию?
    Напомним, что уголовное дело за №57355 было возбуждено 05 июля 2013 года по заявлению оперативного сотрудника ГУЭБ и ПК по ст. ст. 210 ч.1-я и 2-я (организация преступного сообщества и участие в нем), 172 ч.2 (Незаконная банковская деятельность).
    В деле нет ни потерпевших, ни ущерба, нанесенного кому-либо.
    Следствие, используя методы на грани (а скорее всего за гранью) закона, удерживает под арестом (в т.ч. в изоляторе) фигурантов дела свыше законодательно установленного для расследования тяжких преступлений срока в полтора года (уже более 2-х лет и 2-х месяцев).
    В декабре 2014 года из этого дела выделено новое уголовное дело за №142061 в отношении тех же привлеченных фигурантов по тем же самым статьям, но с предъявлением нового обвинения.
    Наконец на стадии, когда большинство фигурантов уже закончило знакомиться с материалами дела, следствие исполняет еще один фокус – очередное перепредъявление обвинений, что является откровенным нарушением установленных норм.
    Уверенно манипулируя уголовным законодательством и судами, следствие создает видимость напряженной и ответственной работы, но все его действия направлены лишь на затягивание сроков содержания под стражей фигурантов дела – заложников непомерного стремления к успехам и наградам генерала Сугробова и его сподручных.
    Фигуранты вынужденные пойти на сотрудничество со следствием на начальном этапе (надо откровенно отметить, что всем фигурантом пришлось на себе испытать методы экономического «Гестапо» ГУЭБ и ПК, давления и шантажа, угроз и обещаний), вдруг осознали, что их сотрудничество со следствием в виде признания вины и показаний на других фигурантов (данных под давлением и по указке), хотя и дали им возможность избежать ареста и смягчить меру пресечения, но в итоге завели их в ловушку. Ведь следствие уверенно расторгло все заключенные с ними сделки по причине не полного их выполнения со стороны этих фигурантов (сведения, сообщенные ими, и их показания, оказались незначительными). Еще бы, ведь следователи раздавшие обещания смягчить участь обвиняемых в обмен на нужные показания и признание вины (а по свидетельству фигурантов и немалые финансовые выплаты) уволены в полном составе вместе с прежним руководством. (Речь идет о Следователе по ОВД Следственного департамента МВД России майоре юстиции Алексеевой Марине Михайловне – ныне адвокат, представляющий интересы все того же генерала Сугробова. А так же о ее руководителях: Начальник Следственного Департамента МВД России генерал Алексеев Юрий Федорович; его заместитель Алексей Мезенцев; следователи Гарун Сунгуров и Сергей Капустин). У новых верховодов этого дела руки не связаны никакими предоставленными ранее обязательствами и гарантиями. Теперь никто из добровольных «помощников» не хочет признавать своего участия в «банде Магина».
    В настоящее время следователи Следственного Департамента МВД России подполковник Николаев К.В. и полковник Матрюк А.А. уверенно передают материалы дела в Генеральную Прокуратуру, именно в том виде и в том ключе, в каком оно было «сшито» сподручными генерала Сугробова (дело сопровождали оперативные сотрудники ГУЭБ и ПК – подполковник Бородулин А.В. и майор Кабаков М.И. По счастливому стечению обстоятельств им удалось, надеемся до поры до времени, избежать участи своих коллег и руководителей. Отделались увольнением из рядов ГУЭБ и ПК).
    Яркой особенностью этого уголовного дела является изобилие примененных методов расследования – именно тех, за которые привлечены к уголовной ответственности генерал Сугробов и его подчиненные (часть из которых уже «мотают» срок в колонии). А именно: провокации, шантаж и давление на подследственных и их родственников, фальсификации доказательств, абсурдность выводов и отсутствие логики в предъявленных тяжких обвинениях, не соответствующих содержанию материалов дела. Следствие уверено: Прокуратура проглотит, а судья не будет вникать в столь сложно выстроенный карточный домик, щедро скрепленный болтологией с обвинительным уклоном. Суд вынесет нужный приговор, так же как ранее Тверской суд «подмахнул» ГУЭБ и ПК все аресты и обыски основываясь на формальных доводах (которые даже президент страны назвал неприемлемыми).
    Странно, что у следователей Следственного Комитета не возникло интереса к рассмотрению фактов и обстоятельств расследования этого уголовного дела.
    Особенностью расследования дела является также то, что многие лица, упомянутые в донесениях оперативного сотрудника, заявившего о преступлении, и упомянутые в многочисленных статьях СМИ, не проходят по делу даже в качестве свидетелей, вместо них на скамье подсудимых оказались лица, в отношении которых расследование не проводилось и никаких объективных материалов касающихся этих лиц в деле не содержится и поныне…
    Сам факт того, что обвинение по ст.210 ч.1 предъявлено сразу 6 «главарям» (все они одновременно являлись, по мнению следствия, руководителями и организаторами преступного сообщества) вызвал удивление даже у Генеральной Прокуратуры, которая не усмотрела столь тяжкой статьи в этом деле (ранее уже об этом сообщалось во многих СМИ). Срок по этой части предусмотрен от 12 до 20 лет – в точности, как теперь у генерала Сугробова. Здесь стоит вспомнить о заверениях правительства России о неприемлемости применения арестов подозреваемых по экономическим преступлениям до рассмотрения дела в суде. Но следствие упрямо называет это дело — «не имеющим отношения к сфере экономики», а Тверской суд и после него Мосгорсуд этому верят и продляют сроки содержания под стражей и арестом подследственным (конечно, ведь иначе придется освободить всех фигурантов и сознаться в собственном беззаконии).
    Генерал Сугробов создал «талантливый» прецедент, который сейчас с его подачи Следственный Департамент МВД России пытается продавить и ввести в судебную практику. И тогда бизнес в стране существенно поредеет, а УФСИН примет в свои железные объятия большое количество новых «экономических бандитов».
    Сугробов сидит, но дело его живет!

    Как же следствие получало необходимые показания?
    Вот пример применения методов давления на фигурантов дела:
    Среди арестованных есть некий Алыков Ринат, которого арестовали в первые дни после открытия уголовного дела и поместили в изолятор «Бутырка», несмотря на наличие у него троих несовершеннолетних детей, один из которых инвалид и нуждался в срочной операции.
    Алыков, на момент ареста сообщил, что в ближайшее время (июль 2013 года) должен был ехать с младшим сыном в Израиль на операцию. У малыша редкое заболевание — рак глаз. Но следствие отправило Алыкова в изолятор. Вот тут и начинается, самое интересное, адвокатом Алыкова становиться не кто-нибудь, а тот самый адвокат Антонов Георгий, хороший друг генерала Сугробова. Сразу после этого Алыков заключает сделку со следствием, признает вину, а в деле появляются его показания на Магина т других фигурантов. Взамен — изменение меры пресечения на домашний арест.
    К сожалению, операцию ребенку сделали с опозданием и он лишился зрения, соглашение со следствием расторгнуто по инициативе следствия. Алыков теперь делает заявления, что не участвовал ни в какой «банде Магина», а вел самостоятельную финансово-хозяйственную деятельность. Но следствие уже получило от него то, что хотело, и ему на это теперь глубоко на…
    Еще одна фигурантка Чеутина И.А. (в отношении нее был проведен «следственный эксперимент»), заключившая сделку со следствием в обмен на изменение меры пресечения и нужные следствию показания, и признавшая полностью свою вину, после расторжения соглашения со следствием тоже вспомнила, что ни в какую «банду Магина» не вступала и не входила, а осуществляла свою деятельность самостоятельно, и не понимает сущности предъявленного ей обвинения…
    Многие фигуранты и свидетели начинают осознавать, что бояться им теперь уже некого, что злые оперативники перестанут приезжать к ним домой и кошмарить. Надеемся, что все факты незаконных действий сотрудников СД МВД РФ и ГУЭБ и ПК при расследовании этого дела станут известны и воздаяние последует.
    Приложение: том 278 (Алыков стр. 7-11, 45-48, изменения стр. 53-59, досудебное соглашение стр.81, полет в Израиль стр. 140-143, болезнь ребенка стр. 203-204) cloud.mail.ru/public/Cmre/Bc4Qh7aoR
    Алексей Чирков

Оставить комментарий